Один из древнейших орнаментальных знаков, связавший Шелковый и Ситцевый пути

Если есть путь, значит, есть и следы, знаки, которые придают смысл, определяют значимость дела, решили краеведы срединной России, горожане Иванова и области, отправившись на поиски Шёлкового пути на Ивановской земле. Определив свою цель как поиск кладов, которые могут быть зарыты на обочинах старых торговых путей, краеведы не ошиблись в выборе цели, однако клад не нашли. Может быть, интуиция и подсказывала о другом реальном пути, Ситцевом и невещественных следах, хранимых эстетической памятью — знаков-архетипов.

Не утратив навыки набойки льняных холстов со времён пращуров и дедов, на Ивановской земле в конце 18 века начали художественно раскрашивать, накладывая пропитанную красителем резную доску на белый холст, постукивая молотком-киянкой, хлопчатобумажные ткани иностранного происхождения — восточную грубую бязь и более тонкий, ост-индийский миткаль, а в конце того же века узоры набивали и на хорошо отбелённый английский миткаль.

Следы Ситцевого пути никто никогда не искал по причине низкого интереса к недолговечным тканым изделиям повседневного обихода из ситца, которые, между тем, шли на занавесы и обивки дворянских спален и гостиных, мещанских покоев, повседневных и праздничных нарядов. Не учитывалась при этом яркость и самобытность крестьянских одежд — мужских и женских рубах, сарафанов, платков,одеял, покрывал, наволочек, занавесок и завесок, красочные узоры которых сохраняли, кроме народных художественных традиций, глубокие общекультурные корни, определяя сходство и различие стилей декоративного искусства архитектуры, мебели, одежды.

  

Ситцевый путь и поныне не выведен на картах, однако его общие знаки-архетипы с Шёлковым путём существуют и несут символические смыслы глубокой связи срединной России с Востоком и Западом, культурной, творческой, производительной, деловой, торговой дружелюбной мировой истории. О культурном наследии символических смыслов пути, орнамента да и самого узнаваемого узора-знака огурца можно говорить бесконечно, однако остановимся на узорной набойке огурца, орнаментального знака, пришедшего из глубины веков далёкой Индии, выросшего и расцветающего в России с незапамятных времён.

 

Мотив бута, огня, зерна или огурца, пришедший из Индии, насчитывающей восемь тысячелетий, мечтают укоренить на своей родине многие народы. Больше других преуспели англичане, заимствовав с кашмировых шалей древнейший узор и назвав индийский архетип по-своему — "пейсли". На этот же мотив претендуют египтяне и персы и другие народы, потому что символические смыслы его неисчерпаемы. В символическом зерне колоса, древнеегипетском символе бессмертия, этот же узор несёт значение жизни, в индийском — символ священного огня, в персидском — символ движения, развития, энергии.

Вероятнее всего, английский огурец, бута, с санскрита, пришёл не с британцами, возвращавшимися с кашмирскими индийскими шалями, а ещё задолго до колониальных завоеваний англичан, по Шёлковому пути, который пересекался с Ситцевыми путями. Не зря каплевидный узор, бута, традиционный для реликтовой росписи тела — менди в Индии, в образе огурца, фазана, петушка, символизирующего всеобщее природное начало так прочно вошёл в глубинную культуру Ивановской земли.

Stylarium.ru
26 января 2015